Христианское консультирование

Христианское консультирование

Точнее статью можно было бы озаглавить: «Христианство и психология». Однако, помятуя о недобром отношении верующих к такому предмету как психология, я решил схитрить, с единственной целью – чтобы человек решил прочитать дальше заголовка.

Как ни странно, психология оформилась, как отдельная наука, только последние 150 лет. Почти как генетика. Но, если возникновение  генетики напрямую связано с техническим прогрессом, то с психологией все гораздо сложнее.  Первое знание (лого)  о душе (психо)  мы получем еще в первых книгах Танаха. Первыми психологами были лидеры, судьи и священники Израиля (о чем нам доподлинно  известно).

Им часто приходилось  сталкиваться как с проблемами конкретной личности так и с определенным поведением целой группы людей. Что они использовали в своей практике? Закон Моисея, мудрость, свою или полученную как дар, жизненный опыт.

Однако, пожалуй первый человек (да простят меня знатоки еврейской традиции), который не только размышлял о душе но и, что очень немаловажно, систематизировал и выразил свои размышления в писменном виде, был Аристотель. В своем трактате «О душе» он пишет: «Признавая познание делом прекрасным и достойным, но ставя одно знание выше другого… было бы правильно … отвести исследованию о душе одно из первых мест. Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же познанию природы. Ведь душа есть как бы начало живых существ…»

Идеи и представления о душе Аристотеля и его учителя – Платона, были настолько глубоки (современники Ездры и Малахии, 3 век до .н.э), что оказали влияние на все последующие исследования в этой области. Перепрыгнем из античности сразу в средние века. Альберт Кельнский (Великий), Фома Аквинский, Рудольф Гоклениус.  Эти люди заложили основы христианского религиозно-филсофского систематического учения о душе.

Но только в 19 веке психология выделилась как самостоятельная наука со всеми атрибутами научной дисциплины. Однако, что важно отметить для нашей темы, именно с этого времени мы видим секуляризацию психологии. Триумфальное шествие теории Дарвина, развитие науки и техники второй половины 19 века, привели к попыткам рассмотреть душу человека (психические процессы, состояния, свойства) отдельно от ее Создателя. Особенно это стало явным в 20 веке.

Параллельно шло два процесса, один – попытки взглянуть по-новому на проблемы бытия, сознания индивида и общества, или просто представлять психику человека в виде «черного ящика» со входящими стимулами и выходящими реакциями и другой, — попытки Церкви перевести ее догматы в более практическое русло. К середине 20-го века сформировались два, довольно закрытых,  сообщества людей  —  профессиональные психологи, психотерапевты (в данной статье мы не разделяем эти понятия) и священослужители. И те и другие претендуют на  исключительность своего положения. Первые утверждают, что их специальное образование дает им это право – быть целителями человеческих душ, вторые – глубоко убеждены, что только они, имеющие «ключи от Царства»,  способны реально помочь страждущим.

Интересная тенденция образовалась  во второй половине 20-го века. Развиваясь, в плане получения новых данных и расширяясь, в плане новых направлений, психология столкнулась с проблемой кризиса базовых понятий. Это привело к появлению таких течений как Нью-Эйдж, саентологии,  популяризации буддизма, всякого рода культов и т.д.  С другой стороны, представители Церкви начали видеть в психологии не столько конкурента, сколько возможность  получения новых данных о психике человека и новых подходах в помощи человеку. А нужно ли это Церкви?  Если исходить из предположения, что любая наука исследует Божественное творение и через это исследование приходит к более глубокому пониманию Его сущности, то – да, нужно.

Рассматривая вопрос христианского консультирования (душепопечения) нельзя не коснуться вопроса кто же должен (способен) трудиться в этой области. Здесь мы  видим несколько точек зрения. Одна из них утверждает, что консультированием должны заниматься  люди, получившие специальное образование в области психологии. Обычно такой точки зрения придерживаются  люди, уже имеющие такое образование и в определенный момент открывшие для себя Б-га. Представители другой точки зрения утверждают, что совершенно нет никакой необходимости в этих «психологических ухищрениях». Вполне достаточно хорошо знать Писание и уметь доходчиво донести основные идеи до слушателя. Таковых большинство.

Как мне кажется, личность консультанта (душепопечителя), его мотивы, его ценности, его отношение к своему делу играет определяющую роль в душепопечении. Некотрую аналогию можно увидеть в профессии учителя. Наличие педагогического образования не является определяющим (да простят меня педагоги!) для учителя. Не существует прямой зависимости между наличием  диплома о педагогическом образовании и способностью учить. Полагаю каждый из нас приведет массу примеров на эту тему.  Аналогично, знание Писания не является таким «магическим ключиком», с помощью которого можно легко получить доступ к сердцу верующего и решить его проблемы.

Специальное образование и знание Писания являются хорошим дополнением к тому, что возможно определить словом «призвание».  Я попытался сформулировать это понятие следующим образом. Призвание – это состояние человека, имеющее следующие особенности:

—  он подсознательно стремится заниматься определенной деятельностью (не может не

делать),

—  он  отслеживает свои мотивы и понимает сферу своей деятельности,

—  он получает удовлетворение от своей деятельности,

—  он стремится повышать свой профессиональный уровень,

—  когда это состояние явно  для окружающих .

Вероятно, каждый из нас встречал на своем пути таких людей о которых можно сказать –

«человек на своем месте». Думаю, что наличие призвания, для деятельности в области душепопечения, является определяющим.

Возвращяясь к теме взаимоотношений психологии и христианского душепопечения, можно отметить следующее. Для верующего консультанта достаточно глупо не использовать знания и опыт, накопленный в психологии, только на основании того, что  эти знания получены атеистами или используются для контроля людей. Знания, сами по себе, нейтральны. Выбор методов использования  знаний лежит на человеке.

Почти все концептуальные (да и не только) направления в психологии – это попытки рассмотреть личность человека с разных ракурсов и с разной степенью глубины. Однако создать единую теорию личности, по вполне понятным причинам,  не удается. Примерно такая же ситуация, скажем,  сложилась в направлении создания искусственного интелекта. Попытки «быть Б-гом», понять до конца и создать божье творение вместо Творца, неизменно будут приводить к кризису. Что мы и наблюдаем, в частности, в психологии.

Исследуя самих себя, с разных сторон, различными способами, мы, если будем честными, непременно столкнемся с вопросами на которые у нас нет ответа. Ни для себя, ни для других. И здесь мы преходим в другое измерение – измерение,  где действует вера. Вера в Того, Кто желает, чтобы мы обрашались к Нему. Вера в Того, Кто совершает действия, которые можно понять и увидеть «…как бы сквозь тусклое стекло, гадательно». Это состояние черезвычайно обидно и нетерпимо для разума ученого-атеиста. Однако именно это измерение, эта сфера наиболее продуктивна с точки зрения решения психологических проблем. И не только. Но действовать в этой сфере может только человек имеющий соответствующий доступ, соотвествующие права. Такими правами наделяет верующего человека его Создатель.

Также, согласно Писания, у каждого верующего есть свои особенности и, сообразно этим особенностям, «…Он поставил одних Апостолами, других пророками…». Исходя из этого, не нужно, скажем, пророку заниматься душепопечением. У него другое призвание. Когда человек не на своем месте, не реализует свое призвание – это приносит ущерб и человеку и всему Телу. Мы ищем людей, в сердца которых Б-г вложил способность «вразумлять бесчинных, утешать малодушных, поддерживать слабых, быть долготерпеливым ко всем». Другими словами, мы ищем людей, чье прзивание  — душепопечение.

Руководитель центра семьи GILI

Пастор Артур Галь